"Передай Господу дела твои, и предприятия твои совершатся." (Пр.16:3)
сегодня - 08.12.2016    
контакты карта сайта идеи форумы книги RU EN








 . Статьи каталога идей - Разное
ОРУЖИЕ ГЕНОЦИДА : самоубийство людей и его механизмы
Категория: Разное
Автор: Академия Управления (ПРОГНОЗНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР)
E-mail:
WWW:
Комментировать статью Отправить по e-mail

 

Алкоголь: статистика и демография

Вслед за индейцами Америки
Иваны русские стремятся.
За “добровольностию” пьянства —
Многомиллионные потери!

Россия традиционно была одной из самых трезвых стран мира. Меньше нас в Европе пила только Норвегия. Мы стояли на предпоследнем месте в мире по душевому потреблению алкоголя в течение трёх столетий с XVII до начала XX века.

С началом XX века душевое потребление алкоголя резко подскочило. Было меньше 3-х литров, а к 1914 году достигло неслыханного для так называемой пьяной царской России уровня в 4,7 литра.

В 1914 году в России накануне I-ой мировой войны был принят «сухой закон». В результате производство и потребление алкоголя в России сократилось почти до нуля — меньше 0,2 литра на человека в год, то есть меньше стакана алкоголя на человека в год.

Сухой закон существовал 14 лет и был отменён в 1925 году. Указ о возобновлении виноводочной торговли 5 октября 1925 года подписал Рыков. И водка до Великой Отечественной Войны в народе презрительно называлась «рыковка».

Далее пьянство нарастало и в 1940 году достигло 1,9 литра.

Во время войны пьянство резко упало и достигло довоенного уровня только в 1952 году. После смерти И.В.Сталина наша страна полетела в страшную алкогольную пропасть.

Существуют официальные данные ЦСУ РСФСР, Госкомстата РСФСР и Госкомстата России, которые с середины 1960-х и до 1988 г. оставались секретными то есть, скрытыми от населения. Это так называемые данные о «регистрируемом потреблении алкоголя».

Оценка реального потребления алкоголя в России
в 1970 – 1999 гг.

1 – американский советолог Владимир Тремл для 1970–1980; 2 – средняя оценка данных Госкомстата РФ, В.Тремла и А.Немцова для 1980–1994; 3 – А.Немцов для 1998–1999; 4 – Госкомстат РФ: регистрируемое потребление алкоголя; 5 – начало антиалкогольной кампании, 6 – начало рыночных реформ.

С 1960 г. расчёты самогоноварения и общего потребления алкоголя сначала в СССР, а позже в России производил американский советолог Владимир Тремл, который показал, что истинное среднедушевое потребление в России в 1970 г. было очень высоким и составляло 12 литров, а через десять лет выросло ещё на 2 литра.

С 1980 г. расчёты самогоноварения и общего потребления алкоголя в условиях секретности начал делать Госкомстат РСФСР, а с 1981 г. — доктор медицинских наук, психиатр Александр Немцов. Данные Госкомстата были рассекречены в 1989 г. Независимость получения этих трёх оценок и близость их значений — единственный способ проверки правильности определения уровня реального потребления алкоголя в России. Сходство трёх оценок позволяет вычислить средний уровень потребления алкоголя в России в 1980 — 1994 гг. Накануне антиалкогольной кампании он составлял 14,2 литра среднедушевого потребления алкоголя, из которых 3,8 литра или 26 % приходилось на самогон.

14,2 литра чистого алкоголя на человека в год — много это или мало, в первую очередь для мужчин? 14,2 литра алкоголя соответствуют 35,5 литрам водки (14,2 х 2,5 = 35,5) или 71 полулитровой бутылке в среднем на каждого человека в стране.

Но в 1984 г. соотношение мужчин и женщин составляло 1:1,15. Особенно важно, как было показано ранее, что российские мужчины выпивают 4/5 общего количества спиртного. Из этого следует, что на одного мужчину в среднем проходилось 130 бутылок водки (142 х 0,8 х 1,15) в год. Будем считать, что главные потребители алкоголя — это мужчины в возрасте от 15 до 65 лет. Они составляли 67,6 % популяции мужчин. А это значит, что на одного взрослого мужчину приходилось 190 бутылок водки в год.

При этом не следует забывать, что в России всё-таки есть мужчины, которые вообще не пьют или пьют мало (немногим более 20 % выпивали 1 раз в месяц или реже). С этой поправкой получается, что 80 % взрослых мужчин в среднем выпивают в год более 200 полулитровых бутылок водки в среднем, т. е. более чем 1 бутылка в два дня. При этом, конечно, не стоит забывать, что кто-то из 80 % выпивал 1 бутылку в неделю, а другой — 2 бутылки в день. Но даже при этом получается, что подавляющее большинство российских мужчин можно считать пьяницами.

Потребление алкоголя в России в первой половине 1980-х гг. было в 2-3 раза выше, чем в других странах. Например, в 1984 г. в Швеции, Финляндии и Великобритании потребление алкоголя составляло соответственно 5,2; 6,6 и 7,2, а в США — 8,6 литров среднедушевого потребления. Ясно, что алкоголизация населения России перед началом антиалкогольной кампании была очень высокой (14,2 литра).

Но это не должно было стать поводом для резкого директивного принудительного снижения потребления алкоголя без активной разъяснительной кампании. Нужна была не экстремистская кампания “шоковой терапии”, а разумная государственная антиалкогольная политика, прежде всего в области пропаганды трезвости и антирекламы алкоголя во всех СМИ и других общественных институтах, с постепенным снижением производимого и потребляемого алкоголя — с перспективой доведения его производства до нуля. Это вопрос и в наше время не потерял актуальность. В такой разумной государственной политике наше общество нуждается и сегодня.

Даже несмотря на провокацию, за первые полтора года антиалкогольной кампании (1985 и 1986 гг.) регистрируемая продажа снизилась на 51 %, а реальное потребление на 27 % за счёт резкого увеличения самогоноварения, которое продолжало расти и тем самым компенсировать дефицит государственной продажи. В 1991 г. потребление алкоголя приблизилось к исходному уровню, главным образом за счёт подпольного производства спиртных напитков, которые в то время составляли более половины общего потребления.

Новый и особенно бурный рост начался вместе с рыночными реформами (со 2 января 1992 г.). Эти реформы сопровождались не только либерализацией цен и продажи алкогольных напитков: в общем потоке либерализации правительство Е.Гайдара временно отменило государственную монополию на производство и торговлю спиртным. На алкогольном рынке появились не облагаемые акцизами, а значит очень дешёвые фальсификаты. Часть из них изготавливалась на основе низкокачественных технических спиртов, токсичность которых была много больше по сравнению с самогоном.

Резкий рост потребления спиртного продолжался до 1994 г., затем начался спад вплоть до 1998 г. (13,5 литров) и новый рост в 1999 — 2001 гг. (14,5 литров в 2000 г.).

 

Как умирало население России в это же время? Общее количество смертей довольно равномерно увеличивалось с 1965 по 1984 г. (на 36,1 тысяч в год, с 959 тысяч в 1965 г. до 1,65 миллиона в 1984 г.). Рост населения в это время увеличивался, однако отставая от роста смертности. В связи с этим за 20 лет (с 1964 по 1984 гг.) ожидаемая продолжительность жизни сократилась, особенно значительно у мужчин, на 2,5 года.

Это связано с ростом потребления алкоголя. Об этом свидетельствует рост госпродажи алкоголя с 1960 по 1980 гг. более чем в два раза (с 4,6 до 10,5 литра) и реального потребления (с 9,8 до 14,0 литров). Другим свидетельством может служить постоянный рост доли смертей при отравлении алкоголем (с 1,1 % до 2,2 %). Однако, исходя из данных 1965 — 1984 гг., трудно было оценить вклад алкоголя в сокращение продолжительности жизни населения в этот период, и, таким образом, вычленить алкогольный фактор среди других неблагоприятных явлений. Сделать это помогли почти экспериментальные условия, сложившиеся в результате антиалкогольной кампании.

Общее количество смертей в России 1965 — 2000 гг.

1 – начало антиалкогольной кампании; 2 – начало рыночных реформ;

а – линия регрессии для 1965 — 1984; б – для 1986 — 1991.

 

Заметное снижение смертности началось уже через 2-3 месяца после начала кампании, а очевидное — через полтора года: на 203,5 тысячи или на 12,3 % (1986 г.) от общего числа смертей в 1984 г. За это время среднедушевое потребление алкоголя снизилось на 3,7 литра, при том, что зависимость смертности от потребления была строго линейной в 1984 — 1986 гг.

Из этого следует, что в начале антиалкогольной кампании при потребления 10 — 15 литров среднедушевого алкоголя снижение потребления на каждый литр алкоголя уменьшало общее количество смертей на 3,3 %. Доля смертей резко увеличивается, если расчёты вести в отношении мужчин 35 — 59 лет, для которых этот показатель снизился на 25,4 % или 6,9 % на каждый литр среднедушевого алкоголя.

Для оценки изменения смертности в связи с алкоголем во время антиалкогольной кампании важно, что линия регрессии, рассчитанная для 1965 — 1984 гг. может служить прогнозом того, какова была бы смертность после 1984 г., если бы не началась антиалкогольная кампания.

После резкого снижения смертности в 1985 — 1986 гг. и вплоть до 1991 года смертность установилась на новом уровне. При этом сохранялся практически тот же темп прироста количества смертей (38,6 тысяч в год). Располагая этими данными, можно рассчитать количество людей, которые могли умереть, но не умерли во время антиалкогольной кампании. Это количество определяется отклонением от прогностической линии регрессии, что составляет 1,22 миллиона человек или 204 тысячи в год. Во время антиалкогольной кампании количество смертей снизилось не только у мужчин, но и у женщин.

Линейность отношений алкоголя и смертности позволяет перейти от показателя смертности на литр алкоголя к смертности на 100 000 мужского и женского населения: 944,3 мужчин и 231,5 женщин. Располагая этими числами можно рассчитать полные алкогольные потери страны в 1984 г.: 344,4 тысяч мужчин и 168,7 тысяч женщин (всего 513,1 тысяч или 31 %) — прямые (смерти при отравлении алкоголем, в связи с алкогольными психозами или циррозами печени, острыми алкогольными панкреатитами и алкоголизмом) и непрямые алкогольные потери (дорожно-транспортные происшествия со смертельным исходом, связанные со спиртным, другие насильственные или неестественные смерти, смерти в связи с соматическими заболеваниями, осложнившими алкоголизм или пьянство или осложнёнными алкоголизмом или пьянством).

Представляет интерес диагностический состав алкогольной смертности. У мужчин в 1985 — 1986 гг. существенно снизился уровень почти всех классов смерти, которые составляют подавляющее большинство всех смертей (77,8 % в 1986 — 1991 гг.). В этот же период существенное снижение смертности женщин произошло только в группе сердечно-сосудистых и внешних (насильственных, неестественных) причин (73,0 % всех смертей в 1986 — 1991 гг.). Исключение составили только новообразования, инфекционные и паразитарные заболевания. Таким образом, большинство классов причин смертности мужчин синхронно «откликнулись» снижением на уменьшение потребления алкоголя во время антиалкогольной кампании, что позволяет связать эти формально неалкогольные заболевания и смерти с потреблением алкоголя. По существу — это непрямые алкогольные потери, хотя фактически — это скрытый от государственной статистики алкогольный урон страны.

Расчёты алкогольной смертности, сходные с расчётами общей смертности, были выполнены для смертности от внешних причин (несчастные случаи, отравления, травмы и насильственные причины). Эта группа причин вносила главный вклад в алкогольную смертность мужчин (44,9 %), несмотря на то, что составляла всего 18 % от общей смертности. Такое соотношение связано с тем, что более половины этих смертей прямо или косвенно связаны с алкоголем. Это подтверждается анализом секционного материала как в Москве, так и в 25 регионах России в 1981 — 1984 гг.: у 53,1 % и 58,4 % умерших этой группы соответственно был выявлен алкоголь в крови, тогда как в государственной статистике среди смертей от внешних причин доля смертей «в состоянии алкогольного опьянения» лишь изредка превышала 10 %. Закономерен вопрос, куда исчезает информация об алкоголе в крови или пьяном состоянии у 40 % умерших от насильственных или внешних причин?

У женщин доля этого вида смертей была в три раза меньше, чем у мужчин и почти в два раза реже эта смертность была связана с алкоголем.

Среди большой группы смертей от внешних причин особый интерес представляет связь с потреблением алкоголя таких социально значимых видов смертности, как самоубийства и убийства.

Самоубийства в 1984 г. составляли 23,7 % общего числа смертей от внешних причин или 43 123 мужчин и 10 983 женщины (всего 54 106 человек). С началом антиалкогольной кампании произошло резкое снижение количества самоубийств: с 37,9 в 1984 г. до 23,1 в 1986 г. на 100 000 населения. Можно рассчитать количество сохранённых жизней потенциальных самоубийц: 111 178 человек или 33,3 % людей (28,7 % мужчин и 4,6 % женщин), которые могли закончить самоубийством, но сохранили себе жизнь во время антиалкогольной кампании.

Число самоубийств на 100 000 населения (1)
и потребление алкоголя в литрах на человека в год (2),
Россия, 1981 — 1999 гг.

Убийства — всегда двусторонний процесс, где есть убийца (убийцы) и жертва (жертвы). Точно также двусторонней является тема «алкоголь и убийства», поскольку пьяным может быть как убитый, так и убийца (или оба), а результат один. В 1984 г. убийства составляли 7,7 % общего числа смертей от внешних причин или 11 039 мужчин и 5 042 женщины (всего 16 081 человек). В России убитые с алкоголем в крови в 1981 — 1984 гг. составляли 65 %. Эта доля снизилась во время антиалкогольной кампании до 59 % (1988 г.), после чего начался её рост (в 1990 г. снова более 60 %). В результате антиалкогольной кампании произошло значительное снижение уровня убийств: с 12,1 в 1984 г. до 7,4 на 100 000 населения в 1987 г. на фоне снижения потребления алкоголя. Это явилось свидетельством связи этих двух явлений.

Алкогольная смертность, связанная с болезнями системы кровообращения, существенно снизилась во время антиалкогольной кампании и выросла в период рыночных реформ. Главный механизм сопряжения сердечно-сосудистой патологии с употреблением алкоголя состоит в том, что хроническая алкогольная интоксикация осложняет течение уже существующих заболеваний этого класса и является дополнительным фактором риска: хроническая алкогольная интоксикация сокращает продолжительность жизни мужчин, имеющих заболевание сердечно-сосудистой системы, в среднем на 17 лет.

Смертность от заболеваний системы кровообращения, которая снизилась в течение антиалкогольной кампании

Диагнозы

Доля в общей сердечно-сосудистой смертности (1984), в %

Снижения во время антиалкогольной кампании, в %

Мужчины

Женщины

Мужчины

Женщины

Кардиосклероз атеросклеротический без гипертонической болезни

36,2

37,3

19,4

21,6

Сосудистые поражения мозга без гипертонической болезни

24,9

27,3

7,7

7,0

Все другие

38,9

35,4

6,6

0,0

 

100,0

100,0

 

 

 

С другой стороны — злоупотребление алкоголем часто осложняется сердечно-сосудистыми заболеваниями, увеличивающими риск смерти. В последние годы появились данные исследований на людях и животных, свидетельствующие о том, что риск сердечных заболеваний резко возрастает в случае приёма больших доз алкоголя за счёт изменения в крови соотношения липопротеинов высокой и низкой плотности, концентрации ряда других соединений, совокупно повышающих риск тромбозов сердечных сосудов, сердечных аритмий и гипертонических кризов, часто заканчивающихся внезапной смертью. Вот почему смерти при болезнях системы кровообращения существенно увеличивались с субботы по понедельник, наряду с отравлениями алкоголем и насильственными смертями в отличие от смертей при новообразованиях, имевших равномерное распределение по дням недели.

Сопоставление смертности при отравлении алкоголем с потреблением алкоголя показывает, что до 1991 г. эти характеристики изменялись сходным образом. Однако в 1993 — 1994 гг. произошло очень резкое расхождение показателей за счёт того, что эта смертность стала «обгонять» потребление. Вычисления показывают, что в 1994 г. уровень потребления, рассчитанный на основе соотношения смертности при отравлении алкоголем и потребления в предшествующем периоде (1981 — 1991 гг.), составил 18,5 литров на человека в год, что на 3,9 литра больше оценки реального потребления. Скорее всего эта разница является алкогольным эквивалентом дополнительной токсичности алкогольных фальсификатов в это время. Иначе говоря, в 1994 г., на пике смертности, граждане России потребляли 14,6 литров на человека в год, а умирали от отравления алкоголем так, будто пили 18,5 литров.

В 2000 году в стране также фактически было произведено и выпито 18,5 литров на душу населения в год (несмотря на некоторые снижения официальной статистика). По данным Всемирной организации здравоохранения при 8 литрах начинается необратимое угасание этноса.

 

Ниже приведён условный график, на котором изображены характеристики рождаемости и смертности в постперестроечный период в России. Этот период ознаменовался демографической катастрофой, получившей общеизвестное название «русский крест».

Динамика рождаемости и смертности (на 1000 чел.) в России в 1978 — 2003 гг.

С 1987 г. по 1993 г. рождаемость в стране сократилась с 2 до 1,3 ребёнка на одну женщину (или с 17,2 до 9,4 родов на 1000 чел.). С 1986 по 1994 гг. смертность в России выросла с 10,4‰ (смертей на 1000 чел. в год) до катастрофического и аномального для развитых стран уровня 15%. В 1991 — 1992 гг. смертность сравнялась с рождаемостью, а вскоре и значительно превысила её. Это означает убыль населения России, не компенсируемую иммиграцией.

 

Если этот график хронологически наложить на приведённый выше в этой главе график абсолютного потребления алкоголя, то можно легко увидеть прямую зависимость падения рождаемости и увеличения смертности от среднедушевого потребления алкоголя. В действительности так называемый «русский крест» это — крест, который хотят поставить на русском народе, если мы с вами не одумаемся от пьянства.


Перейти в раздел:
 Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 комментарии : отправить статью по e-mail

Статьи по теме:
Последние статьи:

Опубликовать отзыв о статье:
Ваше имя:
E-Mail:
WWW:
Комментарий:

 *Комментарии появятся после проверки!

 

 



наверх
наверх

Интересно? Поделитесь с другими:

Ответим на все Ваши вопросы: email
Ваш e-mail для ответа:
Ваше имя:
Тема сообщения:
Вставьте вопрос или текст сообщения:
контакты карта сайта идеи форумы книги RU EN